Видят — не видят. Скандал с ОБСЕ на ДонбассеСюжет

Миссия ОБСЕ на Донбассе

У мониторинговой миссии ОБСЕ возникли проблемы из-за формулировок того, что они видели на Донбассе. Пришлось оправдываться.

Заместитель главы Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине Александр Хуг покинет свой пост 31 октября. И напоследок вокруг него разгорелся мощный скандал.

В интервью американскому изданию Foreign Policy Хуг сказал, что мониторинговая миссия ОБСЕ не увидела прямых доказательств российского вмешательства на востоке Украины.

Позже эти слова из публикации удалили. Но маховик скандала уже был запущен.

Слова Хуга

Хуг рассказал, что мониторинговая миссия видит, как колонны техники едут из РФ на Донбасс, но допускает, что люди в российской форме в ОРДЛО могут и не быть россиянами.

Заместитель председателя Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине заявил, что в ОБСЕ видели людей с опознавательными знаками Российской Федерации, но, по его словам, «такую ​​форму можно купить где угодно».

На вопрос, какова позиция ОБСЕ по поводу вмешательства России в события на Востоке Украины Александр Хуг отметил: «Мы видели конвои, которые выезжают и въезжают в Украину по грязным дорогам посреди ночи в местах, где нет официального пересечения границы».

По словам Хуга, на одном из участков приграничной территории ОБСЕ удалось зафиксировать незаконное пересечение границы и опубликовать соответствующее видео.

«Мы видели особые виды оружия, которые мы в деталях описали, включая военное электронное вооружение. Мы также говорили со взятыми в плен украинской армией пленниками, которые заявляют, что они служат в российской армии и при ротации участвуют в военных действиях в Украине», — заявляет Хуг.

Александр Хуг

Скандальная фраза

В оригинальной версии интервью Foreign Policy была еще такая цитата Хуга: «Что касается того, что мы увидели на месте, мы не увидели прямых доказательств (российского вмешательства)», но ее потом убрали и пометили статью как исправленную.

«Мы удалили это замечание, поскольку оно не передавало его (Хуга — ред.) точку зрения», — объяснил автор интервью.

Слова Хуга в интервью Foreign Policy были неверно истолкованы, заявили в  миссии ОБСЕ.

Там отметили, что часть текста, опубликованного в интервью Foreign Policy, некорректно процитирована и впоследствии была исправлена.

«Задача Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине (СММ) — устанавливать факты и докладывать о них. Факты, изложенные в наших отчетах, говорят сами за себя. Мы по-прежнему решительно привержены реализации мандата СММ в целях оказания поддержки Украине и способствования нормализации ситуации», — добавили в ОБСЕ.

Примерно то же самое повторил и сам Хуг.

По его словам, миссия вообще не делает выводов на основе собранных ею фактов, а лишь фиксирует передвижения техники, людей и нанесенные боевыми действиями разрушения.

«Возникло недоразумение, которое впоследствии было уточнено, и уже была издана новая версия этой статьи. В принципе, я не могу говорить о наличии или отсутствии каких-либо доказательств, поскольку миссии ОБСЕ в Украине поручено задание устанавливать и отчитываться о фактах», — сказал Хуг.

«Мы не делаем никаких выводов на основе этих фактов, а также не предоставляем доказательств. Факты, изложенные в наших отчетах, говорят сами за себя, особенно те, о которых было упомянуто в моем интервью журналу Foreign Policy», — добавил представитель ОБСЕ.

Он подчеркнул, что миссия не занимается расследованиями, а только наблюдает.

 

Реакция в Украине

Но в Украине оправдания Хуга были уже не так интересны. Все принялись комментировать и критиковать первую версию интервью.

Первый заместитель председателя Верховной Рады, уполномоченная президента по вопросам мирного урегулирования на Донбассе Ирина Геращенко заявила, что миссия СММ еженедельно фиксирует на Донбассе и “отражает в своих официальных отчетах новейшую российскую радиолокационную и другую технику, танки, другое оружие”.

“Российскую. Новую. Не советскую. Такую не купишь на базаре и не перерисуешь вместо звездочки российский флаг», — отметила Геращенко.

Возникло у нее и несколько вопросов к мониторинговой миссии.

“Почему СММ ОБСЕ так и не допустили к месту падения МН17 и места криминальных разборок и убийства Захарченко, зато там работали российские ФСБшники и следком РФ? Почему по этому поводу нет заявлений? Почему нет заявлений из обнаруженных противопехотных минах с российской маркировкой? Маркировку тоже нарисовали партизаны? Кстати, на этих минах подорвался в том числе и патруль СММ. Где заявления о фактах сексуальных домогательств к женщине, гражданской наблюдательнице? Боевики так и не назвали имя негодяя, тянувшего ее из машины, и не провели расследование”, — спрашивает Геращенко.

О присутствии на Донбассе российского вооружения напомнила Хугу не только Геращенко.

“Господин Хуг, не являются ли для вас прямым признаком новейшие установки РЭБ, которые выпускаются исключительно в России и стоят только на вооружении в Федерации, и которые ваш беспилотник зафиксировал у Дебальцево три месяца назад? Или же ЗРК Оса, которую ваш винтокрылый наблюдатель заметил уже на этой неделе? Не проводили ли ваши специалисты анализ взрывчатого вещества на разорванной машине, в которой погиб возле села Пришиб ваш коллега Джозеф Стоун? Не читали ли Вы после его гибели распечатки радиоперехвата переговоров тех, кого Вы не увидели?”, =- возмущается военный корреспондент Андрей Цаплиенко.

В Украине уже даже появились шутки с Хугом.

Последняя неделя работы у заместителя главы миссии ОБСЕ точно не задалась.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*