Язык доведет. Политскандалы начала октября

Пока Петр Порошенко разбирается с выполнением своих предвыборных обещаний, количество его потенциальных соперников стремительно растет.

Вспомнили о языке — потому что выборы? Очень может быть. Вспомнили о статусе Донбасса — чтобы не сняли санкции. Бежали поперек батьки с томосом — чтобы снять предвыборные сливки. И другие скандалы начала октября.

Кто-то скажет, что в Украине мало стабильности, ситуация турбулентна и все быстро меняется. Но есть все же в нашей стране действительно незыблемые вещи. Днепр течет, военные арсеналы горят, украинские политики эксплуатируют языковой вопрос перед выборами, пишет Валерий Литонинский в №19 Журнала Корреспондент. Социологи годами отмечают, что в действительности языковая проблема не особо беспокоит украинцев, она даже не в топ-5 вызовов, которые волнуют народ. Но у политиков своя повестка. Только если раньше чаще обещали защищать русский язык, то теперь — украинский. Из составляющих триады армія — віра — мова действительно в топе наших острых запросов только сильная армия. Но на нее, как показала история в Ичне, катастрофически не хватает денег.

Законодательная многоходовка

Верховная Рада накануне ударно поработала, одобрив целый ряд резонансных решений. Одно из них — продолжение действия закона об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей. В народе известен как закон об особом статусе Донбасса. Это такой себе закон-призрак — он вроде как и есть, но ни дня так и не работал. Зачем же тогда продлевать его условное действие?

Дело в том, что в законе реализованы основные положения политической части минских договоренностей. И продление действия этого закона — защита от обвинений Украины в том, что она не выполняет условия Минска и профилактика от желающих снять санкции с России. Продление действия закона поддерживают на Западе, в частности, в США. Так что вам надо статуса — он есть у нас.

Фактически же Киев сражается за время — чтобы санкции действовали, а правительства союзников имели возможность и повод продолжать поддержку Украины в противостоянии российской агрессии. Да, приятного мало, ситуация консервирует нынешний статус-кво: еще не мир на наших условиях, но уже и не большая война с полномасштабным участием «отпускников».

Да, мирные переговоры в тупике, все, что связано с договоренностями в Минске и группой по урегулированию конфликта на Донбассе, — не продвигает ситуацию в сторону мира ни на миллиметр. Причина? Саботаж российской стороны, которая таким образом жестко играет на стороне пророссийских кандидатов в украинские президенты.

Из группы уже даже ушел бессменный представитель Украины — экс-президент Леонид Кучма. По его словам, перспектив сдвинуть дело с мертвой точки не видно и до украинских выборов не предвидится. Обмен пленными не происходит, украинского политзаключенного Олега Сенцова в России заставили прекратить голодовку, вопрос с миротворческой миссией на Донбасс остается на уровне разговоров. Ждем дальше.

Казалось бы, в такой ситуации продление действия закона о так называемом особом статусе Донбасса должно быть чисто техническим вопросом. Но не тут-то было. Сам по себе закон содержит целый ряд спорных норм, которые болезненно воспринимаются украинским обществом. Среди них амнистия всех участников событий на Донбассе, возможность для местных органов ныне оккупированных районов Донецкой и Луганской областей создать подконтрольные им подразделения народной милиции, контролировать назначение судей и прокуроров, обязательство поддерживать связи этих районов с Россией и разрешить им использование русского языка в официальной документации. Понятно, что в современной Украине, да еще и прямо перед выборами невозможно безболезненно для собственного рейтинга проголосовать за проект с такими нормами.

Поэтому закон о статусе Донбасса снова вызвал массу споров, спекуляций и упражнений политиков в том, кто из них больший защитник Родины. Поэтому в парламенте эти голосования всегда пытались медийно «перекрыть», оттенить еще более громкими решениями. Когда в 2014 году за закон голосовали впервые, то сделали заседание закрытым, отключили табло для голосования, чтобы картинка с тем, кто отдал голоса за, не попала на телеэкраны, а следующим вопросом поставили торжественную ратификацию Соглашения об ассоциации с ЕС, которую провели параллельно с Европарламентом. В 2017 году действие закона продлевали в первый раз. Тогда в Раде было горячо — драки, столкновения, блокирование трибуны, дымовые шашки и внесение закона о реинтеграции Донбасса, который прямо признавал Россию страной-агрессором.

EPA

Так закон о Донбассе принимали в Раде в 2017 году

Теперь же задачу по отвлечению внимания и создания патриотического образа призваны были выполнить закон о введении официального обращения в армии Слава Украине! Героям Слава! и языковой закон.

Язык всему голова

Кроме создания информационной завесы были и другие мотивы принятия нового языкового законодательства. Во-первых, Президент со всех билбордов страны продолжает вещать о своей стратегической триаде армия — вера — язык. Во-вторых, после отмены скандального языкового закона Колесниченко — Кивалова в стране образовался правовой вакуум, языковой вопрос никак не регулировался. Заполнить этот вакуум депутаты решили только ближе к выборам, хотя до этого языковые законопроекты годами пылились в парламенте.

Но и тут не все прошло гладко. В Раде насобиралось целых четыре законопроекта о языках. Категорически против любого выступала только фракция Оппозиционного блока. Остальные же боролись за право считаться авторами нового языкового законодательства и собрать от этого максимум дивидендов среди патриотического электората. У Блока Петра Порошенко был свой законопроект. Его принятие обеспечило бы Президенту возможность представить решение языкового вопроса в качестве собственной победы. Но подыгрывать Порошенко в Раде много желающих не нашлось.

Авторами альтернативного, более комплексного законопроекта, подготовленного профильным комитетом, выступали более 70 депутатов. Принятие такого проекта в собственные победы уже не запишешь. Этот документ активнее всего продвигали фракции Самопоміч и Народный фронт. Получился небольшой клинч, из-за которого языковой вопрос вообще оказался на гране провала. Без голосов БПП не проходил проект комитета, а за предложение фракции Президента не хотели голосовать остальные депутаты. В итоге в блоке главы государства сдались и в первом чтении таки приняли законопроект 5670-д, авторства сразу 77 парламентариев.

Он регулирует применение украинского языка во всех сферах общественной жизни. Его действие не распространяется на сферу частного общения и религиозные обряды. Если документ станет законом, то все заседания и встречи в органах власти — как центральных, так и местных — должны будут проводиться на украинском языке. Свободно владеть украинским языком должны будут все чиновники, педагогические и медицинские работники. Ним же должны пользоваться в сфере услуг. Знание языка станет обязательным условием для получения украинского гражданства. Печатные медиа необходимо будет издавать на украинском языке, а российская версия может быть только полным дублем украинской. Также у интернет-сайтов в качестве стартовой страницы по умолчанию должна загружаться именно украинская версия. А украинская версия сайта должна быть не меньше ее дублей на других языках.

Есть в проекте и очевидные перегибы. Например, театральное представление на иностранном языке в государственном или коммунальном театре должны сопровождать субтитры на украинском языке. Или норма о транслитерации географических названий. То есть писать нужно будет «Кыив», «Харкив», «Кропывныцькый» и так далее.

И еще — норма по поводу языка конференций и прочих мероприятий. Собираются обязать проведение только на украинском. Не на русском — ладно, это объяснимо. Но почему рабочим языком не может быть английский? Хочется, чтобы международные профессиональные форумы обходили Киев стороной?

Скандальную норму о языковых инспекторах из законопроекта убрали. Контроль за выполнением закона будет осуществлять уполномоченный по защите украинского языка. Ответственность за нарушение языкового законодательства возрастет — предусмотрены штрафы и даже уголовная ответственность за публичное унижение или пренебрежение украинским языком, что предлагают приравнять к надругательству над государственными символами. В любом случае законопроект еще будет доработан ко второму чтению, тогда уже можно будет более детально говорить о его нормах.

Пока же очевидно, что власть поддержкой такого проекта окончательно закрепляет ставку на предстоящих выборах на патриотический электорат Запада и Центра страны. За голоса Востока и Юга там бороться и не собирались, а теперь и подавно это сделать не выйдет.

А вот многочисленные экс-регионалы автоматически получают языковый козырь в свои руки. Им ничего не надо делать, всю собственную агитацию можно строить на цитировании положений законопроекта и манипуляциях его нормами. Все знают, как в Украине выполняются любые законы. Но страшилок по поводу этого вопроса будет масса. Тем более что в Раде еще есть и представление на снятие неприкосновенности с трех депутатов от Оппоблока. То есть для того, чтобы кричать о массовых репрессиях против политических оппонентов и защитников попираемого русского языка, им предоставили все возможности.

Что получим в итоге? Очередной раскол общества. Языковая тема остается политическим инструментом все годы украинской независимости, и отказаться от него политики не могут даже после аннексии Крыма и войны на Донбассе. Безусловно, языковой вопрос не есть топ-тема выборов-2019, но она используется для мобилизации электората и набора политических очков. Не удивимся, если голосование за языковой закон во втором чтении состоится аккурат перед днем выборов.

Стреляем по своим

Только Президент начал решать вопрос с языком, наметились проблемы в другой части его предвыборного лозунга, причем в той, которая считается самой успешной и безболезненной, — в армии. В Украине снова взорвались склады с боеприпасами, на этот раз в Черниговской области. За годы боевых действий на Донбассе это уже четвертый случай взрывов на оружейном арсенале. Калиновка (2017), Балаклея (2017), Сватово (2015) ничему страну не научили, продолжаем наступать на те же грабли. А ведь и до войны взрывы на военных складах были для Украины привычным делом: в Артемовске (ныне Бахмут) в 2003 году, Лозовой Харьковской области в 2008 году, Новобогдановке Запорожской области склады горели вообще четыре раза.

Нам регулярно рассказывают об укреплении армии, но потом боеприпасы рвутся по соседству с мирными городами. Получается, что система защиты военной инфраструктуры за годы войны так и не была отстроена. Вместо этого снова видим уже привычную картину: эвакуация тысяч людей, ночевки в подвалах и спортзалах, поврежденные дома, чиновники разных уровней формируют оперативные штабы, заявляют, что ситуация под контролем, все отстроят. И дальше по кругу.

EPA

Повреждения в Черниговской области

Говорят: умный учится на чужих ошибках, дурак — на своих. В Украине, получается, не учатся ни на чьих. Хотя серьезная работа над ошибками в вопросе содержания военных арсеналов давно созрела. Ну нельзя в 2018 году стране, которая ведет боевые действия, держать боеприпасы просто на земле под открытым небом. Каждый раз после такого ЧП в Украине заявляют о руке Кремля и диверсантах. Ни одного диверсанта еще, правда, не словили, и главное, что и своих за халатность никак не наказывают.

В Сватове ответственным за пожар признали майора, который отвечал за условия хранения снарядов на складе. Его приговорили почти к восьми месяцам дисциплинарного батальона, но по печально известному закону Савченко выпустили сразу после заседания суда.

В Балаклее уволили подполковника, который отвечал за хранение боеприпасов, он восстановился через суд. В Калиновке — виновных тоже пока нет, следствие продолжается.

Безнаказанность и отсутствие ответственности руководящих лиц создает почву для новых фейерверков. Будем делать выводы или развешивать плакаты про сильную армию и ждать, где рванет в следующий раз?

Больше кандидатов

Пока Петр Порошенко разбирается с выполнением своих предвыборных обещаний, количество его потенциальных соперников стремительно растет. Впрочем, не столько соперников, сколько желающих попасть в избирательный бюллетень. Выборы-2019 имеют все шансы стать самыми многочисленными по количеству кандидатов в президенты. Наблюдатели уже насчитали аж 28 желающих побороться за пост главы государства.

Зачем им это? Тем более что придется вносить солидный денежный залог при регистрации кандидатом — 2,5 млн грн. А ведь реальными претендентами на выход во второй тур являются максимум четверо кандидатов. И дело тут не только и не столько в любви избирателей к конкретному кандидату, сколько в его способности провести «полевую» часть кампании и защитить результаты волеизъявления.

Буквально в последние дни сентября о своем участии в президентских выборах публично заявил мэр Львова и лидер партии Самопоміч Андрей Садовый. Несколько лет назад у него были все шансы стать фаворитом гонки. Да, мусорный скандал, подогреваемый из Киева, серьезно ударил по рейтингу бессменного городского головы Львова. Но об этом помнят не все, а особенно за пределами Львова.

На выборах Садовый будет ориентироваться на либеральную, прозападную часть общества и, как он сам говорит, на молодежь. За него говорит многолетний опыт руководства большим туристическим городом, фракция в парламенте, разветвленная партийная сеть по стране, наличие собственного медиахолдинга. Так что он не выглядит техническим кандидатом. Его шансы на успех были бы больше, если бы не наличие большого количества конкурентов в выбранном им электоральном секторе. Прежде всего это Анатолий Гриценко, который ранее публично призывал Садового к объединению. Однако мэр Львова решил дистанцироваться от «токсичного» партнера.

Вопрос объединения условной либеральной оппозиции остается одним из самых интригующих в предвыборной кампании. Садовый сделал первый шаг к тому, чтобы выступить лицом этого союза, заключив соглашение о сотрудничестве с партией Демократический альянс. Хотя Демальянс, конечно, не самая серьезная сила. Facebook-сообщество, конечно, о ней слышало, но дальше — пропасть. В 2014 году Демальянс шел на выборы вместе с тем же Гриценко: результат всем известен — пролет мимо Рады. Члены политсовета Демальянса, народные депутаты Сергей Лещенко, Мустафа Найем и Светлана Залищук, поддерживать Садового не спешат. Они лелеют надежды о новой собственной политической силе, которая опять же будет разбивать голоса все того же либерального избирателя. Собственных денег на кампанию у еврооптимистов/младодемократов нет. А брать на самостоятельную кампанию ресурс со стороны — четко обозначить свою марионеточность.

Апостроф

Садовый сделал первый шаг к тому, чтобы выступить лицом этого союза, заключив соглашение о сотрудничестве с партией Демократический альянс. 

Как всегда, договориться всем вместе сложнее всего, да и конкуренты этого не допустят. Потенциально единый кандидат от этой части украинской оппозиции мог бы быть серьезным соперником и для Порошенко, и для Юлии Тимошенко. А есть же еще Святослав Вакарчук, который продолжает хранить обет молчания по поводу своих политических амбиций. Вряд ли все эти люди — Садовый, Гриценко, Лещенко, Найем и так далее — в раз согласятся «лечь» под кого-то одного. Торги продолжатся.

Еще, кстати, и другой мэр — городской голова Киева Виталий Кличко — напомнил о себе. Когда-то он тоже считался одним из кандидатов в президенты, но пропустил вперед Порошенко, получив взамен столицу с ее массой проблем в придачу. История политика Кличко — пример, как можно неудачно объединиться. Он фактически расчистил Порошенко дорогу к посту главы государства, а обещания по 50% состава фракции в парламенте перед ним никто не выполнил. БПП проглотил Удар. Но теперь мэр обещает свою партию возродить и точно участвовать с ней в парламентских выборах. Хотя лучше бы о горячей воде для киевлян думал.

Зазвать к урне

Драка будет не только и не столько за голоса предварительно выбравших себе кандидата, сколько за то, чтобы привести к урнам пассивных избирателей. Ведь среди игнорирующих выборы, по странному стечению обстоятельств, большинство — как раз демократически и проевропейски настроенные. А по данным любого внятного соцопроса, около 30% украинцев все еще не определились, за кого будут голосовать на президентских выборах и пойдут ли на них вообще. Это группа мечется в поисках нового, несистемного кандидата, без огромного шлейфа антирейтинга, как у нынешних политиков.

Вот только, кто им может стать? Садовый? Он в политике уже очень давно. Вакарчук? Все еще не решил, да и впечатления сильного лидера не производит.

Мишель Терещенко? Кто это? Это потомок знаменитого украинского рода промышленников и меценатов, француз, который получил украинское гражданство и выиграл выборы мэра Глухова Черниговской области в 2015 году. Недавно Терещенко тоже заявил о своих президентских амбициях. Facebook встрепенулся — вот он, украинский Макрон. Но если серьезно, то шансов у него, конечно, никаких. Многим нравится история о милом французе, который вернулся на родину потомков и в украинской глубинке начал бизнес. Однако знают о нем только пользователи социальных сетей, ресурсов для раскрутки нет, больших денег — тоже. А главное, как человек, который проиграл борьбу местным царькам в Глухове, справится с вызовами в масштабах страны? Повеселились и хватит.

Так что кандидаты в президенты продолжают появляться, как грибы после дождя. А те, кто действительно рассчитывает на победу на выборах, тем временем делят Центральную избирательную комиссию, которая результаты этих выборов, собственно, и объявит. Новый состав ЦИК избрал себе руководство. Председателем комиссии впервые в истории Украины стала женщина — Татьяна Слипачук. Ее называют креатурой Президента, хотя формально в состав комиссии ее делегировала депутатская группа Воля народа, которая давно подыгрывает Банковой. До того как стать членом ЦИК Слипачук представляла Президента в комиссии по отбору главы Государственного бюро расследований. Секретарем обновленного Центризбиркома назначили Наталью Бернацкую, бывшую первую заместительницу министра юстиции, представительницу партии Народный фронт. Глава и секретарь — две важнейшие позиции в ЦИК. Глава отвечает за печать комиссии, распоряжается средствами, собирает заседания и оглашает победителя выборов. Секретарь — подписывает протоколы заседаний комиссии и контролирует весь документооборот. То есть теперь Центризбирком под контролем действующей власти. Осталось провести выборы, но до этого еще будет много чего интересного. Не сомневайтесь.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*