Не пропусти

«Из нас попытались сделать мудаков!» Морпех о демарше перед верхушкой ВСУ

«Есть соответствующий приказ, обязательный для исполнения. Одним из элементов является смена черного берета на новый — цвета морской волны. Кое-кто из морских пехотинцев отказался сменить береты пехоты. Среди них большинство уже уволены в запас. Это их личная позиция. Но подавляющее большинство морпехов надело новые береты», — заявил после журналистам пресс-секретарь ВМСУ Олег Чалык.

Журналисту Александру Подобрию из «Обозревателя» удалось пообщаться с одним из действующих бойцов. Разговор вышел довольно занятный.

Интервью публикуется на условиях анонимности.

— Во-первых, в бригаде мне рассказали, что вышло только 20 действующих бойцов батальона…

— Нет, это не правда. Легче сказать, сколько было не действующих — около 5-7 человек.

— Даже так. А что было после того, как вы ушли обратно в часть?

— К нам начало приезжать начальство. Некоторые угрожали, некоторые говорили с нами, пытались разобраться. Сейчас ведутся разговоры о том, как мы поступили, разбираются, почему мы так сделали.

— А кто именно приезжал?

Сначала приезжал командующий бригадой Дмитрий Делятицкий. Мы очень долго с ним сидели, разговаривали, он нас выслушал, поговорил. Нашли общую мысль. Он не угрожал нам, ничего. Только рассказал о последствиях, а мы объяснили, почему так сделали.

Также приезжал командующий ВМСУ Игорь Воронченко. Он тоже ничего плохого нам не сделал. Поговорил с нами, как отец. Постучал кулаком по столу, сказал, в чем мы не правы. Ну так он считает, и тоже уехал.

До этого с нами диалога не было. Хотя мы пытались его наладить с высшим командованием. Но с нами обсуждать ничего не хотели. Поэтому мы решили таким образом достучаться до людей и командования. Сейчас они пытаются разобраться, что мы хотели доказать.

— Что вы хотели доказать?

— Сейчас общество рассказывает, что мы вышли именно за этот черный цвет. Нет, это не так. Мы хотим изменений и в них нуждаемся, но мы не хотим только изменений фасада. Например, другого отношения к людям, личному составу, появления образованного командования. Чтобы командиры считались с бойцами, а не считали их просто мясом.

— Можете привести пример? В чем выражается такое отношение?

— С 2014 года мы потеряли очень много людей, которые уже набрались боевого опыта. Были сержантами, могли бы научить приходящих людей, но из-за скотского отношения к ним они увольняются из армии. Они хотят что-то изменить, но им этого делать не дают. Поэтому когда увольняются из армии, то говорят: «Ребята, будет война как в 2014 году, то позвоните, и мы вернемся». И это не один случай. Таких много.

— Сколько ветеранов ушло из вашего батальона? Хотя бы примерно.

— Ушли почти все те люди, которые были в 2014 году. Сейчас совсем другой состав. Пришли люди, которые не заинтересованы в том, чтобы стать лучше. Их интересует только зарплата. А мы теряем бойцов, которые были фанатами своего дела.

Вот это плохо. Людей нужно мотивировать оставаться в армии, а не просто говорить: «Вот ты такой тупой, и должен делать то, что я хочу».

— Вы были с 2014 года в батальоне?

— Да, с самого начала. Вторая причина, почему мы вышли. Этот берет придумал Гайдукевич, который назвал людей, вышедших из Крыма и бросивших там все, «узколобыми морпехами».

У них есть семьи, по двое-трое детей. Но при этом они живут в общагах, еле выживают. Хотя им обещали золотые горы.

Мы не против сменить цвет берета, но с нами никто об этом не говорил. Если бы к нам приехали и сказали: «Парни, стоит задача государственного масштаба. Нужно сменить цвет». Мы бы сказали: «Хорошо. Понятно. Какие есть варианты?» Показали бы нам варианты, и мы бы выбрали.

Мы это говорили не один месяц, но нас никто не слышал. А как иначе было достучаться до людей, которые нас не слышат?

— Пресс-сек бригады Бессмертная рассказала мне, что сейчас все хорошо. В батальон привозили историка Павлова, он с вами пообщался и теперь мир. Правда?

— Мы читали ее интервью. Александра — лгунья. Информация, которую она подала, это ложь. Она поступила так специально, пытаясь сделать из нас каких-то мудаков. А это все ложь.

— А в чем конкретно она соврала? Что больше всего вас возмутило?

— Во-первых, насчет того, что большинство людей там были дембелями. Это неправда. Основа этой коробочки — действующие бойцы.

Про 503-й батальон она говорила, что туда стоит большая очередь — это тоже ложь. Почему она не сказала, что 503-й батальон в полном составе поддерживает то, что сделали мы? Но людей просто запугали. Почему она об этом не сказала? Она все врет. Просто выгораживает командование.

Есть очень много происшествий, которые она искажает в выгодном для командования свете, чтобы показать, что все хорошо.

Возьмем еще ситуацию. Когда наш батальон ездил на заграничные учения и одержал там победу, то везде это подавали как успех 36-й бригада. А сегодня мы просто 1-й Феодосийский батальон.

Мы не планировали срывать мероприятие, оно прошло нормально. Ничего плохого не сделали. Просто пришли на мероприятие и показали, что думаем. Просто пришли и стояли там в черных беретах.

Пока что нам ничего плохого не сделали. Наверное, потому что нас много. Но я думаю, что это еще не конец. Пройдет время, и мы увидим, как это отразится на нашей службе. И не сомневаюсь, что отразится.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан.